Не правда. Истина, подхихикивая, медленно обретала ясность. Так что нового под луной. Этого хочет каждая женщина. Каждая школьница.

Но ведь я могу умереть, прежде чем истечет ее срок, и эта мысль привела меня в ужас, покерстарс для андроида на реальные мне нельзя умереть в грехе. И я решил, что буду говеть note 66 в течение года, а потом попрошу кого-нибудь из тех, кто меня посещает, передать священнику в Кази, что прошу его прийти ко мне, дабы я мог получить отпущение из его рук. Поначалу мне казалось, что я делаю неплохие успехи на своем пути в поисках милосердия и прощения, что на меня нисходит известное спокойствие духа, благодетельное, словно роса, падающая на истомленную жаждой землю.

Однако через какое-то скачать покер старс на реальные деньги это мое состояние изменилось, и я стал ловить себя на том, скачать покер старс на реальные деньги мои мысли, дотоле занятые благочестивыми предметами, улетают назад, в прошлое, с сожалением и скачать покер старс на реальные деньги по той жизни, от которой я был оторван.

Я вздрагивал в благочестивом гневе на себя и пытался отделаться от этих мыслей еще более усердными молитвами и еще более строгим постом.

Но если мое играть покердом зеркало начинало привыкать к лишениям, которым его подвергали, то дух мой приобретал мятежную свободу, препятствующую делу очищения, к которому я пытался его принудить. В силу того, что мой желудок был постоянно пуст, меня то и дело посещали греховные видения, терзавшие меня по ночам; я тщетно скачать покер старс на реальные деньги с ними бороться, пока наконец не вспомнил о мерах, которыми, судя по его рассказам, пользовался в аналогичных случаях фра Джервазио.

И тут мне пришла в голову благая мысль прибегнуть к помощи власяницы, чего прежде я страшился. Это было, верно, в конце сентября дни в эту пору становились холоднее, когда я впервые надел на себя эту броню, долженствующую защитить меня от сатанинского искушения.

Она раздражала меня ужасно, нежная моя кожа горела, каждое движение причиняло невыносимые страдания; но зато ценой страданий моего тела я, по крайней мере, вернул себе душевный покой, и плоть моя, усмиренная и утишенная, не мешала более своими дурными прихотями чистоте, столь необходимой для моих размышлений.